Нижний Новгород
ул. Свободы, 63,
т/ф: (831) 233-77-03, 273-01-78
info@anod.ru

Патент раздора

История о неделимости бизнеса, основанного на интеллектуальной собственности

История эта началась давно и до сих пор не закончена. Складывалось в ней все, как в сказке про лисичку со скалочкой. Помните ее? Лисичка в дом на ночлег просилась, а потом вместо скалочки выкуп требовала. Приходилось добрым хозяевам по двойному тарифу платить. В жизни бывает все не так очевидно, как в сказке.

Научно-производственный центр “Анод”, специализирующийся на разработке и изготовлении сложных механических изделий — торцевых уплотнений для насосов, начал свою деятельность в 1992 году и со временем вышел на лидирующие позиции в своем сегменте рынка. Сегодня годовой оборот компании, в которой работают 200 человек, составляет 200 миллионов рублей, а производимая продукция экспортируется в страны СНГ и дальнего зарубежья. Во многих городах и республиках России и СНГ у НПЦ “Анод” есть предприятия-дилеры.

В 1999 году предприниматель Виктор Бушуев предложил руководству НПЦ “Анод” свои услуги по реализации продукции научно-производственного центра в регионах Зауралья и Сибири, откуда он переехал по семейным обстоятельствам в Нижний Новгород. Конъюнктуру тамошнего рынка он знал хорошо, связи с потенциальными заказчиками торцевых уплотнений были у него налажены, поэтому руководство НПЦ согласилось. Сотрудничество поначалу было взаимовыгодным. “Анод” расширил свою клиентуру за счет сибирских и уральских потребителей, а Виктор Иванович Бушуев не только зарабатывал на продажах, но и знакомился с постоянными заказчиками НПЦ, расширял сферу своих деловых контактов. Дела шли так хорошо, что НПЦ “Анод” предоставило Виктору Бушуеву кабинет без оформления аренды. Со временем он даже фирму свою зарегистрировал под похожим названием ПКП “Анод” (ПКП — производственно-коммерческое предприятие), чтобы ассоциироваться у заказчиков с уже известной им торговой маркой. Кстати говоря, многие из клиентов разницы между аббревиатурами из трех букв не улавливали, вполне справедливо полагая, что В.И. Бушуев представляет отдел маркетинга НПЦ “Анод”. Никто не был против — имидж “близкого родства” устраивал обе стороны. И все бы шло прекрасно, если бы Виктора Ивановича со временем не начал искушать коварный демон сепаратизма.

Через два года “совместной жизни” ПКП решает уйти от НПЦ с тем, чтобы начать собственное независимое производство и соответственно реализацию торцевых уплотнений. В НПЦ “Анод”, разумеется, не были в восторге от такого решения, но препятствовать не стали: дружба и партнерство — дело добровольное.

Однако уходя в свободное плавание, ПКП “Анод” пригласило с собою трех сотрудников НПЦ, которые, как выяснилось потом, подготовились к уходу заранее и основательно. Посчитав, что в общей промышленной интеллектуальной собственности предприятия есть и их законная доля, они сочли возможным взять с собой многие инженерные разработки, в том числе уже запатентованные НПЦ “Анод”.

Сотрудники ПКП начали производить и реализовывать тем же самым заказчикам свою продукцию, сильно похожую на продукцию НПЦ. Сказать, что точно такую же, нельзя, поскольку собственной производственной базы у альтернативного “Анода” не было. Заказы размещались на различных производственных площадях, что, несомненно, сказывалось на качестве. А поскольку в документе на изделие фигурировало название “Анод”, НПЦ через суд потребовал от Бушуева переименовать фирму и выплатить за использование чужого товарного знака минимальную компенсацию — 100 000 рублей. Арбитражный суд удовлетворил иск НПЦ “Анод”, однако деньги ему до сих пор не выплачены.

Итак, вместо ПКП “Анод” в 2002 году появляется ООО “НИК” — Нижегородская инвестиционная компания. Руководство “НИК” решает зарабатывать авторитет другим способом — получением патентов на те технические новшества, которые были заложены в разработках НПЦ. В Федеральный институт промышленной собственности от ООО “НИК” подаются около двадцати заявок. На 18 полезных моделей и изобретений патенты получены, о чем незамедлительно информируются посетители сайта ООО “Нижегородская инновационная компания”. Увидев в описанных патентах собственные разработки, НПЦ “Анод” обращается в Палату по патентным спорам с просьбой признать недействительными патенты, полученные ООО “НИК”.

В течение двух лет ликвидированы семь патентов на полезные модели и изобретения (два возражения на патенты будут рассмотрены в ближайшее время).

В. Бушуев в Палате по патентным спорам ставит под сомнение подписи членов Палаты по патентным спорам. Пишет жалобу председателю Роспатента. И получает ответ, что его сомнение необоснованно.

При проверке незаконного использования программного продукта сотрудниками управления по борьбе с экономическими преступлениями в офисе ООО “НИК” изъяты документы, в том числе подлинники и копии чертежей НПЦ “Анод”.

Тем не менее ООО “НИК” активно пытается рекламировать свою продукцию, используя рекламные материалы ООО НПЦ “Анод”. Вновь НПЦ приходится защищать свои права. Комиссия Нижегородского территориального управления Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства рассмотрела жалобу и, руководствуясь законом о рекламе, признало ООО “НИК” нарушителем. С этим решением ООО “НИК” не согласилось и направило заявление в арбитражный суд кассационной инстанции. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа оставил жалобу без удовлетворения.

Казалось бы, битва проиграна? Однако поражение, очевидно, лишь укрепляет решимость руководства ООО “НИК” идти до конца.

Теперь уже Нижегородская инвестиционная компания сама пытается ликвидировать патент, обладателем которого является НПЦ “Анод”. В палате по патентным спорам возражение ООО “НИК” признают необоснованным и в требованиях отказывают.

Остается одно — обратиться в суд. Это последняя инстанция, которая вправе ликвидировать патенты, мешающие производить продукцию по чертежам НПЦ “Анод”. Поводом к аннулированию может послужить решение суда о признании истца в числе авторов патентов. Иск подается от имени бывшего сотрудника НПЦ “Анод”, а в настоящее время главного конструктора ООО “НИК”. Суть — его якобы “забыли” упомянуть во время оформления заявок на выдачу патентов, созданных в порядке служебного задания.

Суд иск принимает. Два судебных заседания уже состоялись. И хотя до решения далеко, на одном из информационных сайтов в ленте последних новостей замелькало название НПЦ “Анод” и перипетии его судебной тяжбы с бывшим сотрудником о защите промышленной собственности. Корреспондент, похоже, сочувствует человеку, пострадавшему якобы от несправедливости бывшего работодателя. Но знают ли в агентстве о предыстории судебного разбирательства? Ведь у НПЦ “Анод” возникает естественное подозрение — а не очередной ли это ход, организованный ООО “НИК“? На сей раз пиар-ход.

Директор ООО “НИК” Виктор Бушуев считает, что дело, решаемое сейчас в суде, не имеет непосредственного отношения к бизнесу, который ведет его компания, но имеет большое значение для изобретателей и рационализаторов, права которых, по мнению Бушуева, нарушаются повсеместно в России. Только поэтому, говорит он, его предприятие и поддерживает своего сотрудника. Главный же конструктор НПЦ “Анод” Александр Кулдышев думает иначе: “Честную конкуренцию всегда приветствую, но такие вот тяжбы лишь отвлекают людей от дела. Патенты призваны охранять интересы фирм и изобретателей. Их надо вовремя и грамотно оформлять.

А если возникают претензии, то и предъявлять их тоже надо вовремя, а не через несколько лет, когда ты работаешь уже на другую фирму”. Комментируя ситуацию, патентовед Сергей Пушкин напомнил о том, что закон защищает интересы изобретателя, сумевшего должным образом оформить заявку и доказать принципиальную новизну полезной модели. Если человек изобрел, но не оформил и не зарегистрировал своего права, то говорить об изобретении по меньшей мере странно.

Вера КОСТРОВА.
Еженедельник нижегородских предпринимателей "Биржа", Нижний Новгород

Разработка сайта - glsv.su
Яндекс.Метрика